На дискотеке в клубе лоцман познакомился

Calaméo - отчёт ХРДБ

на дискотеке в клубе лоцман познакомился

Но вы привозите с собою в клубах степной пыли таких чудищ, которые не только Несомненно. Во-первых, познакомился с ним ещё на палубе, где-то за полчаса перед . Между тем лоцман Виллем вытащил из шероховатого деревянного .. А погром на дискотеке всё-таки произвёл, да?. Вечеринка с дискотекой была организована в клубе «Маяк Ностуре», где собрались все . Тогда мы познакомились с учениками школы, которая носит имя .. Приняв лоцмана, наше парусное судно уверенно двинулось вперёд. целуется в соседнем кинотеатре «Дружба» или обжимается на дискотеках в центре городка. .. Родители будущего банкира познакомились в поле около грязных мешков. И особенно удивил всех многочисленный «Клуб фанатов Тани Вначале судно вел лоцман с усами и в капитанской форме .

За это меня благодарили и оскорбляли. Особо ценными комплиментами для меня звучали обвинения в продажности, проституировании и стародевической сублимации. Лучше всех сказала одна директриса школы, где учительница избила ученика, после появления разоблачительной статьи: Мужика бы ей хорошего, унялась бы, да кому такая нужна!

Конь с яйцами, а не баба! Самой директрисе в правый безымянный палец вросло обручальное кольцо шириной в сантиметр, а напускной лоск с нее слетел навсегда после того, как она прочитала все, что я думаю о современной российской школе. А в моей жизни появился Пашка. До тридцати годов моей не слишком монашеской жизни я пробавлялась легкими романами по принципу стакана воды: От скифских предков моей прабабки дана мне острая способность к мелким бытовым предощущениям.

Интуиция подводит меня только в одном случае Когда я встречаю нового мужчину. И он плавно перемещается в мою сторону. И начинается флирт разной степени тяжести. Предположим, что тяжесть эта порядочна Вот сейчас бы подать голос моей хваленой интуиции!. Но она внезапно глохнет, слепнет и глупеет, убеждая: Недели через две, естественно, происходит бурное расставание, я за голову хватаюсь: Где, черт ее дери, отсиживалась интуиция?!

Она какое-то время пристыженно помалкивает, а затем А такой беды, что Пашка в одночасье смоется в неизвестном направлении, а через год после того его новая подруга-хиппи Унисекс является ко мне в редакцию и заявляет, что беременный от Пашки.

А сам Пашка уехал дегустировать вкус жизни в Читу к буддистам. Пашка говорил, ты детей хочешь, а они у тебя не родятся!. Она узнает мой адрес, и в следующем мае я просыпаюсь от детского плача под дверями квартиры. При младенце, копошащемся в тряпье внутри коробки от бананов, две писульки: Беспокоить тебя не. Мне говорили, нужен отказ от ребенка. Короче, не въеду, как его писать. Как смогла, так и написала. Адрес твой мне Пашкины друзья сказали. Я хочу, чтобы ее воспитала гражданка журналистка Надежда Степнова, отчества не знаю.

Степновой не мешать и ребенка не отбирать. Эти записки до сих пор хранятся у. Еще до того, как ее глазки открылись и глянули на меня шкодливым желто-зеленым прищуром. Все лето года я бегала по общественным местам города, решая формальности удочерения, похудела так, что могла за швабру спрятаться, и талия моя угрожала переломиться под весом сумки с двадцатью килограммами абсолютно необходимых вещей.

В начале сентября я впервые появилась в скверике возле своего дома с коляской. Ради первой прогулки со своим ребенком я даже бросила курить. Мы чинно гуляли с Ленкой, отсчитывая шаги и минуты, согласно рекомендациям перинатального терапевта, и шаг в шаг за нами шло общественное мнение: Глава II Я занялась борьбой за права вынужденных переселенцев из бывших советских республик.

Затеяв материал о них, стала искать по городу конкретных страдальцев. Один знакомый подсказал мне, что в его общежитии обитает русский из Средней Азии. Я сделала стойку русской борзой и метнулась в заданном направлении. По указанному адресу мне навстречу из плохо обжитой комнаты высунулся Он меня тоже сразу узнал.

И посетовал, узнав о цели моего прихода, что он сам как поэт не был интересен такой очаровательной особе, а как жертва политических игр представляет ценность Я был предан своей стране.

Я стал предан своей страной. Стихи рязанского поэта Игоря Загоруйко. Скромно потупился и признался: Которые вы не захотели слушать Ребенок Пашки Дзюбина обосновался в моем доме, я научилась уже варить кашку четырех сортов, но так отчаянно ее пересаливала, что напрашивались два вывода: И очень хотела выбить клин клином!

Треснувшее сердце мое исправно качало по венам кровь и интимные мечты, и свободных уголков в нем оставалось порядочно. Один из них часа за два оккупировали цыганские глаза гонимого поэта. Когда на вычитку материала в редакцию человек издалека явился в благоухании одеколона и роскоши пестрого платка на шее. Он согласился со всем, что я написала, и вручил сложенную в несколько раз бумагу: Разумеется, я прочла тут же, как за ним закрылась дверь редакции, а потом опустила листок на колени и предалась женским грезам, глядя в окно.

Мы с ним были как разноименные заряды. Ты пока только имени звук, Только смута промчавшейся ночи, Только скрытый намек на испуг И еще три строфы в том же духе. И, признаться, мне никогда не посвящали стихов. Первым воспел мою женскую сущность беженец из Узбекистана Константин Багрянцев. Я нашла внутрироссийских мигрантов человек пять, и материал удался. И вообще здесь, под небом чужим, он как гость нежеланный Тут он, видно, инстинктивно ущучил мое больное место, ибо я тоже не считала себя березанкой.

После имевших место в истории нашего рода репрессий, побегов из города в город, выселений в двадцать четыре часа, дальних отъездов на учебу и распределений на работу изотовские ошметки под иной фамилией осели в Березани. И я не могла заставить себя любить этот город, разительно не похожий на мои степи, реку Валгу, несмотря на созвучие имен, далекую формой и содержанием от дельты Волги, этих людей, живущих в заторможенном купеческо-мещанском ритме На почве нелюбви к Березани мы с Багрянцевым и сблизились, а затем и сошлись.

Невозможно было после всех откровений в пивных грамотный кавалер выбирал заведения подешевле, но всегда платил за двоихобжиманий на лестнице и песен дуэтом вполголоса не впустить его в дом. Очень скоро после вселения Багрянцев предложил выйти за него замуж. На себя, наивнячку сладкую! Но умен был, собака, тайные мечты свои озвучивал якобы шутки, чем и усыпил мою бдительность Уж не знаю, двухметровая ли моя худоба или двухкомнатная наша с мамой хрущоба малогабаритная кухня, санузел раздельный, балкон пленила его.

Правда, он покривился на Ленкину колыбельку, но ничего до поры не сказал. Он думал, что я родила незнамо от кого, и девочкой не интересовался. Тем более что спала Ленка в большой комнате, при маме. Ленку мы вскорости сдали в ясли. Мама вернулась на службу. Он предавался литературному труду с бескорыстием обеспеченного прилежной супругой человека. Мечтал найти работу или хотя бы подработку в газете. При том, что его манера коверкать слова устной речи, изощренно насилуя родной язык, переносилась на бумагу.

Чего за мной никогда раньше не водилось. Схлопотала я первый нокаут за пожаренный по венскому рецепту бифштекс. Выяснилось, что жительница аула под городом Навои, где Багрянцев провел свои лучшие годы. Вот эта самая Вероника Любила сильно, до умопомрачения, всякий мой приход пир горой закатывала.

Я у нее кой-какие рецепты списал. Показал бы их тебе, да что толку Ты ж готовить только пельмени из пачки можешь К тому же с ней не о чем говорить. Что можно, я с ней молча делал А после того, сама знаешь Начнешь о стихах, о звездах С тобой хоть в беседе можно время провести Пойдем, покажу, что сегодня написал!

И была очень близка к тому, чтобы разочароваться в литературном творчестве в целом. Хотя литературное творчество было ни при. Не оно же лежало на диване целыми днями, листало в поисках заковыристых рифм словарь Даля, не оно отказывалось от попыток найти нетворческую работу, отрицая возможность возвращения к станку. Не оно задирало меня критикой хозяйских и кулинарных способностей.

Не оно морщило нос от пыли на подоконнике, от Ленкиного плача, от предложения погулять всем вместе И не ужасался он разнородным записям в своей трудовой книжке: Часто и любовно Константин Георгиевич перелистывал пожелтевшие газетные вырезки и посеревшие бумажки, хранимые в заветной папке из розового картонажа.

Там были отчеты о писательских конференциях, семинарах молодых авторов бэ-э-э! Константин обожал пересказывать подробности тяжеловесно-роскошных писательских съездов в бывших ханских дворцах, с мозаичными бассейнами и пестрыми, как бы тоже смальтовыми павлинами. По ходу рассказа он обычно раза два-три отводил в сторону глаза и бормотал: В дни моих получек он просил покупать книжные поэтические новинки.

Даже если и попадала, это было бесполезно. Багрянцев был уверен, что молодая семья должна жить отдельно от тещи и детей.

Разменом квартиры он, хитрец восточный, хотел поставить точку в полемике с тещей Ниной Сергеевной, которая не хотела его прописывать в нашу хатку. Пяти минут мне хватило, чтобы объяснить менеджеру, что ему не видать процента с невозможной сделки.

Но с мужем объясниться было куда сложнее Охлаждение наших с Багрянцевым отношений накатило, как разлив, по весне, когда вся зимняя сказка половодьем стаяла. Огромная ломаная льдина плюхнулась в чашу моего терпения с попыткой продажи квартиры. И такая неравнодушная, пробуждающаяся девушка, как ты, тоже должна оставить сто раз прогнившее общество потребления и перебраться на Восток. Чтобы бороться с исламско-сексистским мракобесием, за права человека — какой бы расы он ни был, и какой бы пол ни выбрал.

Столько мужчин сразу, и таких разных: А теперь мы поедем через Египет. Это тоже интересно, но мне уже хочется домой, в Германию. Только я там никогда не. Но в Мюнхене мальчики мне тоже нравятся. Только очень гордые и если ты в платке, то тебя для них уже не существует… Вы тоже не слушаете меня, Амели-ханым? Почему меня никто никогда не слушает? А потому не слушает Амели девчонкины откровенности, что снова туманом задёрнулось море, и луна паранджою покрылась, и Амели не о том уже думает и не там уже находится, а взошла француженка по винтовой лестнице в тесную рубку, где лоцман Виллем ван К.

Говорит Амели с порога: Приподнял Виллем правую бровь: О чём бы это, mademoiselle Sauvee 18? И недоумеваю, что бы я мог посоветовать полезного для mademoiselle. Знаете, есть такие люди, которые как бы гордятся своим непониманием. Вы, наверное, слышали, как иной или иная с важным видом произносит где-нибудь на вернисаже: И думает, что этим доказывает, какой умный — ха-ха! Но скажите, сударыня, если вас потянуло на сauserie 20то почему именно со мной? Хорошо — к делу: Но я не могу понять, когда двух, и трёх, и четырёх женщин бородатый тигроглазый восточный варвар — соль-перец — запирает в гарем или там в сераль, окружает стражей из жирных евнухов, да ещё и требует себе верности и покорности.

А потом войдёт в привычку, тем более, что закон потакает, и появится и третья, и четвёртая. И бедняге капитану придётся раскошеливаться на евнухов. Вы думаете, почему я к вам пришла? Видите ли, сударыня, если вам важен христианский ответ, то вот послушайте. Снял Виллем со стола антикварный том в коричневом кожаном переплёте, разомкнул почерневшие серебряные застёжки: Иисус сказал им в ответ: Ihr irret und kennet die Schrift nicht noch die Kraft Gottes — заблуждаетесь, не зная Писаний, ни силы Божией, ибо в воскресении ни женятся, ни выходят замуж, но пребывают, как Ангелы Божии на небесах.

Всё что во времени — проходит через настоящее, а вечность всегда в будущем. Только если вы этого хотите. Ну так я сейчас отправлюсь к нему и соглашусь! Тем более, что у меня, похоже, начнётся сейчас работа. Вытолкнул Виллем из рубки Амели, сам выскочил, понёсся в хлынувший ливень. Столкнулся на винтовой лестнице с кругляшкой-турчанкой в намокшем чёрном платочке, а та рыдает: Потом — в шлюпке.

И всплывает, как пузырёк, Йылдыз над толщей внезапно нахлынувшего невесть откуда солёного бульона. Вынырнул Виллем на верхнюю палубу — трубка погасшая в зубах, Библия подмышкой справа, сундучок подмышкой слева, кричит: Саид — кто ты там? Черпнул моря правый борт. В шлюпке нельзя много болтать, поняла?

Почему здесь вырос риф? Колотится в рубку к капитану по горло в воде Амели Совэ: Вон шлюпка — спасайся. Я — капитан — я виноват — я не уйду. Оттаскивает вода женщину от рубки в темноту, одолевают воду жилистые руки чеченца Мусы. Проснулся Муса, когда во сне захлёбываться стал бараньей солёной кровью из приснившегося кувшина.

Проснулся — ринулся к двери — выскочил сквозь воду — по винтовой на палубу — хотел вдохнуть — шайтан! А где же корабль? А что тебе, Муса, до корабля? Выплывет Муса Барзаев, не утонет, выйдет из воды в Бур-Сафага, покажет арабам паспорт, покажет билет неразмытый — у джигита всегда с собою, на теле всё нужное: Осушит Мусу горячее египетское утро, остановит он властным взмахом автобус: От Хургады — прямо на Каир.

Это моё место, а это место 26 — это друг мой Хангиши сидит. Утонул, а всё равно сидит. И Муса так сказал: А диспетчер-пёс в Хургаде перепродал наши с Хангиши билеты, да? Как человек нэ можешь, да? Если так, то на память о моём друге Хангиши — паашшёл вон из купе! Паашшёл вон из поезда! И сообщит по БиБиСи правозащитник, что сняли с пленного полевого командира Мусы Барзаева под Толстой-Юртом заживо кожу и притом приговаривали: И сообщит в тот же день по ОРТ обозреватель Министерства Обороны РФ, что убит при зачистке под Толстой-Юртом вожак чеченских бандитов Муса Барзаев, известный по кадрам зарубежной хроники, где он специально затупленным ножом в течение 36 минут отрезает голову русскому танкисту, сверхсрочнику Юрию Сергееву, а порою хватает его за волосы, плюёт в лицо и рычит, обращаясь к голове и к телезрителю: Это тыбе за братьев!

А Хангиши Джангишиев не доплыл, значит, до Порт-Сафаги: А проснулся — вода уже к верхней полке приступает. Покурить надо успеть, чтобы травка бабушкина зря не пропала, да? Вытащил из кармана забитый с вечера косячок — джигит всегда готов, у джигита всё с собой, на теле: Смыкается море над кораблём, испуганным телёнком бросается из мрака во мрак от внезапного света рыба Наполеон. Ласточками льнут к бортам басурманской братской могилы чёрные — чернее подводной тьмы — разбойницы крылатки.

Стаею гончих мчатся друг через друга вечно голодные акулы, ростом в полтора человека — кровь чуют. Славно плавал паренёк, вот и накликал хищниц: Сидели, чай пили примирившиеся братья из Мюнхена — Кемаль да Волкан, стояла, чашки им наполняла жена и невестка Парвин, своё себе думала. И тут раздвигается, как скорлупа, стена, и грозным цыплёнком входит в малый мир каюты жёлтый рог кораллового рифа, а с ним родовые солёные воды Красного моря.

И расплюскивает коралловый рог мирного жирного мужа Кемаля, и выносит солёный поток пылкого мосластого деверя Волкана в узкий проход коридорный, где уже мчатся стаею зайцев, друг через друга скача, друг друга валя-топча — кто кому теперь друг?

Души их, покидавшие тело, По воде оставляли круги. Кто-то вплавь спасся, держа на огни береговые, которые уже погасли к утру, когда для доплывших жизнь новая светала. Кто-то не спасся, на дно ушёл к рыбе камню, кого вывезли рыбаки, кого и дельфины, а кого лоцман Виллем ван К.

Далеко — в дюжине километров — светится берег, невесть куда убрался туман, вызвездились Аллаховы имена в высотах, отразились в волнуемых водах: А те, чьи тела на дне оставлены, может быть, его уже слышат. Полно, Фатима, не вникай в тайное, что ты знаешь? Доплывёшь ты до берега в шлюпке, доберёшься автобусом до родного Луксора, там встретят тебя с радостью и почётом сын Ахмед с Галиёю невесткой, новорождённую внучку подадут: И будет знать прохожий: А значит, что это вранье!.

Оно и школьную программу не очень читает. А чтоб зайти и взять книгу для души, так это им не в кайф. Книги для них — это какойто отстой!. Вялая развлекуха без драйва и экшена… Всё началось в пятницу! Она перебирала весь свой прикид… Светка примеряла самые легкие наряды. Она отбрасывала прочь сапоги, куртки и джинсы. Ей захотелось стучать по асфальту каблучками и размахивать юбкой во все стороны… Как приятно чувствовать, что прохладный ветерок свободно струиться по ногам вверх и.

Ах, как приятно замечать, что мальчишки смотрят на твои ножки! Свечка не шла по улице, а плыла, летела, порхала… Она не очень смотрела по сторонам, но ей казалось, что изза каждого куста, в каждой подворотне, за каждым окном — они!. Они это её сверстники и парни, которые старше ее на год, два, три… Максимум — старше на пять лет!.

И вот все они смотрят на неё, выпучив глаза!. Очень приятно, когда они так глядят и восхищаются. Свечка специально не смотрела по сторонам, боясь разрушить приятные мечты… Вот обернулась бы, и что бы она увидела?. Никто ей не любуется!. За кустами коты, в подворотнях бомжи, а за окнами — герань… Скучно! Свечка порхала не просто. Она бежала к Татьяне, к той, которая Тигра… Прошло почти десять месяцев, как они окончили школу, а их жизнь совершенно не менялась.

Всё было мрачно и прохладно, как в погребе. Ни приключений, ни эмоций, ни праздников!. Они уже начали стареть, а женихами даже и не пахло. Но вот сегодня всё должно измениться. Прошедшей ночью Свечка увидела такой сон, который не может не сбыться.

Она бежала по щербатому асфальту и весело жмурилась от низкого весеннего солнца. До библиотеки оставалось всего десять метров. Свечка проскочила их за три секунды, но на крыльце замерла… Какаято сила держала ее на месте. И не просто держала! Эта сила старалась развернуть девушку и вернуть. Горелова почувствовала, что со стороны она похожа на робота.

Прямая спина, шаги враскачку и согнутые в локтях руки… Она развернулась и пошла к ближайшему телеграфному столбу. У столба Свечка остановилась и начала читать объявления, которые облепили ствол и топорщились во все стороны… Глаза сами нашли нужную бумажку. И это было, как продолжение вещего сна. Всё совпадало — тютелька в тютельку! Оторвав объявление, Горелова вернулась на крыльцо библиотеки… Теперь она шла свободно! И если раньше какаято сила сдерживала ее, то теперь она же толкала ее сзади — в поясницу и чуть пониже.

Светка ворвалась в библиотеку, как поезд из туннеля метро — с шумом, грохотом и пока без тормозов… Ее глаза не просто горели. Они сверкали, как бенгальские огни. Зал, где работала Ракитина, напоминал школьный класс. Те же три ряда столов, те же цветы на подоконниках, а на стенах портреты великих литераторов — Пушкина, Гоголя и Толстого. Но в этом классе на учительском месте лицом к пустому залу сидела серьезная Тигра. А за ее спиной была дверь в соседний зал, где на стеллажах книги ждали своего читателя.

Свечка, виляя бедрами и потрясая мятой бумажкой, два раза прошлась мимо Татьяны. Теперь у нас все изменится… Танцуй! Скоро будешь богатая, как королева… Читай вот это! С победным видом Свечка бросила перед подругой сорванное объявление. Вежливая Танюша Ракитина сначала поздоровалась, потом расправила мятую бумажку и начала читать, медленно шевеля губами… Ничего не поняла и принялась изучать текст еще раз… Опять по нулям!

От верблюда… Вот скажи мне, библиотекарша, какой сегодня день? Я имею в виду — какой сегодня день недели? Я чувствую, что тут чтото важное и красивое. Значит, вчера был четверг. А сны на пятницу что делают?. Думай скорей, недотепа… Все сны на пятницу сбываются! Я на себе проверяла. Я тоже об этом слышала… Ну, и что дальше? Было видно, что Ракитина очень волнуется. Она отошла к окну, где на тумбочке сидел ее талисман — рыжий и полосатый тигренок.

Таня взяла плюшевую игрушку, обняла и повернулась к Свечке. А дальше вот что! Слушай сон… Я всё видела четко, как в кино… Дело было на рассвете. Мы с тобой идем по полю. Там голая степь. Ковыль всякий, цветочки и василечки… А впереди холмик. Ты забегаешь на него, оборачиваешься и сразу превращаешься в королеву! Но главное то, что платье на тебе блестит, а наверху корона сверкает. Во снах танков не бывает! Это звон кольчуги и цокот копыт… Короче!

Слева от меня на поле появляется всадник. Я тоже вначале надеялась, что он ко мне копыта направит. Ну, типа того, чтоб было всё поровну.

Он до меня доехал, резко развернулся и мне же конским хвостом по морде хлестанул. Было видно, как она искренне переживает. Это редко бывает среди подруг. Таня чувствовала ее боль, как свою… И ещё — она была очень доверчива. Она воспринимала сон, как правду. Теперь готовься к приятному!. Очень даже дождалась… Я просто проснулась! Только в тенистых лесах, в низинах и на северных склонах оврагов сохранились грязные поникшие сугробы.

Иван выбрал теплое местечко. Он лег у сосны на прогретую солнцем землю, через которую уже пробились несколько весенних цветов — или подснежники, или одуванчики.

Его невозможно было увидеть с дороги, а он наблюдал за всем… Киллер смотрел вдоль длинного забора, за которым прятался от людей элитный поселок Баксовка. Иван держал под присмотром ворота, ведущие во владения клиента.

Он поглядывал на крышу коттеджа и в окна второго этажа… Ваня Санько ненавидел свою работу! Рабочий день, конечно, ненормированный, но Иван был занят пятьшесть недель в год! Остальное — отпуск по собственному желанию… Лафа! Праздник души и тела.

Но он не любил свою работу изза таких вот ожиданий… Иногда приходилось часами сидеть в засаде и молчать. А Иван любил потрепаться… Нет, не то слово! Он жить не мог без постоянных словоблудий.

Через час тишины у него начиналась ломка… Его заказчик знал об этом заскоке киллера и позволял ему периодически звонить на свой сотовый. Это нарушало все правила конспирации, но разве лучше, если бы, сидя в засаде, озверевший Иван завыл, как одинокий волк? Санько почувствовал, что земля еще мерзлая. Он лежал на плотном пористом коврике, опираясь на локти. А холод проникал в живот, бедра и другие части тела… Он приподнялся, повернулся на левый бок, вытащил мобильник и нажатием одной кнопки вызвал хозяина.

Это я… Мерзну, как та сосулька. И настроение на нуле… Успокойся ты! Просто я скучаю без дела… А тебе точно сказали, что он сегодня прилетает?. Машина шла на небольшой скорости, стараясь не беспокоить обитателей Баксовки… Здесь так принято. Здесь вам не Москва! Здесь все делали вид, что уважают друг друга. Он остановился перед кустами, за которыми лежал притихший Иван Санько… Это было не очень близко, но и не далеко — всего восемь или десять метров.

Из машины вышли трое мужчин в очень черных костюмах. Именно в таких, которые надевают только на похороны или свадьбы. Все трое на несколько секунд замерли, стоя спиной к киллеру.

И Санько успел услышать несколько фраз из их разговора… Смысл этих слов был в том, что не стоит сейчас загонять джип на участок. Хозяин коттеджа сказал, что собирается забрать документы и через десять минут ехать к себе в офис. Он предложил водителю и своему помощнику зайти в дом и выпить по чашке кофе… И они пошли ко входу — к мощной двери рядом с воротами. Иван проследил, как трое в черном скрылись за забором… Потом он переждал еще минуту — пусть они пересекут участок и зайдут в дом.

Теперь у него есть чистых десять минут… Даже пятнадцать! Кофе надо сварить, подождать, пока остынет и выпить… Да, не меньше четверти часа. С этими мыслями Иван пополз, огибая кусты. Так его не могли заметить из окон коттеджа. На последних метрах Санько неприятно обманулся. Он не понял, что под слоем прошлогодних листьев пряталась ямка со слегка растаявшим снегом… И вот Иван всем пузом вляпался в эту холодную мерзкую жижу. Он стиснул зубы, в последнем броске перевернулся на спину и скользнул под джип.

Прикинув, где будет сидеть клиент, киллер именно туда прикрепил незаметную серенькую магнитную мину. Очень маленькую — как две пачки сигарет… Отползал Иван тоже осторожно.

на дискотеке в клубе лоцман познакомился

Но теперь он перемещался на другую точку… А зачем ему рисковать? Разлёт осколков будет непредсказуем — может и зацепить. Через тридцать метров Санько привстал и побежал, согнувшись в четыре погибели… Впереди была канавка, похожа на окопчик.

Он запрыгнул туда и залёг, сжимая в руке пульт с мигающей красной бусинкой… Всё надежно!. Она реально представила, как сидит на коне с белым рыцарем. Она даже почувствовала, как крепко он ее обнимает и прижимает к себе… А потом три раза делает то, о чем говорила подруга… Он ее целует!

Ощущения были настолько явные, что Тигра даже вздрогнула от приятной злости и удовольствия… Принц, а какой нахал! Не мог он меня целовать. Да еще три раза!. Я бы не далась. Сама к нему прильнула, обхватила руками, голову откинула… Всё, как во французском кино. А что — мы не хуже других! Мне Паша Рогов сказал, что я не умею целоваться. С Павликом ты чмокалась, а тут на всю катушку. Со страстью… Одно слово — французский поцелуй!

Прямо, как в сказке! И каждый раз — не меньше минуты… Затем ты с этим франтом ускакала, а я стою одинокая, дрожу вся от злости и превращаюсь в телеграфный столб… А потом сразу просыпаюсь.

Свечка, это и, правда, некрасиво с моей стороны. Но я не виновата… Это же твой сон.

СТЭПиКО - В ночном клубе

Про тот, с которого я это объявление сорвала… Он здесь, за твоим окном. Слева от крыльца… Таня Ракитина с трепетом взяла со стола мятое объявление. Она теперь понимала, что вещий сон подруги начинает сбываться… Таких совпадений так просто не бывает.

Это — как в сказке!. Тигра не могла стоять. Ватные ноги сами согнулись в коленках, и она чуть не промахнулась мимо стула. Тебе подавай всё и сразу?. И так многое совпадает. Сначала тебе вручат корону, а потом в свое время появится и принц… Всё у нас будет, Татьяна! Мы не хуже других! Он так быстро стал богатым человеком, что не успел к этому привыкнуть.

Еще десять лет назад он был похож на затрапезного бухгалтера. Не владелец банков, заводов, домов, пароходов, а так — замухрышка с высшим экономическим образованием. Тогда он ходил в мятом пиджаке, с непредсказуемой прической и отстраненным взглядом… Одним словом — ботаник! Он родился в семидесятом, а его сестра на десять лет раньше… Это были странные времена, когда молодежь верила в добро, любовь и верность… Невозможно поверить, но тогда деньги, расчет или карьеризм считались чемто низким.

Вроде пошлого предательства или душевной проституции. В первый же день они у костра задушевно пели песни вышеназванных бардов… На второй день они влюбились… А на третий день — они уединились на солнечной поляночке и в порыве страсти зачали дочь с песенным именем Новелла.

Перед смертью мать рассказала сыну, что родители выбирали ему имя бросанием монеты. Позавчера он приехал из Дубровска, где похоронил сестру… Теперь он круглая сирота — ни родителей, ни жены, ни детей. Юлий Семенович чувствовал, что пожар в квартире сестры какойто странный… Адвокат Гриша Горский сунул следователю штуку баксов и тот сообщил, что в газовой плите были открыты все ручки, и потому произошел взрыв… Нет, ну можно забыть включенной одну конфорку.

Но чтоб все четыре, да еще вместе с духовкой — это нонсенс! Про самоубийство вообще речи нет… Новелла работала на чемто вредном и секретном, где пенсию дают в пятьдесят лет. Она так радовалась своей ранней пенсии. Она строила планы на будущую жизнь… Кроме того, Юлик разговаривал с ней за двадцать минут до взрыва, и никакой тени беспокойства… Странный пожар!

Но тот явно канючил взятку… За что? Юлий мог бы дать любую сумму. Но он знал, что Новелла была честнейшим человеком. Она терпеть не могла взяток и всякого обмана. Она считала это бесчестием… И в ее память Юлик прилюдно обозвал полковника жуликом, мздоимцем и дураком. А вдобавок показал ему кукиш помакедонски… С двух рук. Всем стало понятно, что теперь следствие о смерти гражданки Новеллы Зелинской спустят на тормозах.

на дискотеке в клубе лоцман познакомился

Но, приехав из Дубровска, Юлий немного остыл… Поднявшись на второй этаж, он вместе с Гришей Горским вошел в свой кабинет и первым делом позвонил полковнику. Зелинский неуклюже извинился за кукиши и стал намекать на материальное содействие следствию… Но, вероятно, поезд уже ушел. А я готов помогать всеми способами… И вам большой привет.

Юлий Семенович со злостью размахнулся и бросил трубку. Но не в стену кабинета, а в дальний угол, где стоял массивный мягкий диван… Попал удачно! Гриша Горский подошел к окну, поднял телефон и проверил — навороченная игрушка работала исправно… Адвокат хотел сразу вернуть, аппарат хозяину, но побоялся.

Банкир еще тяжело дышал, и у него дергалась правая щека — явный признак, что тот в гневе. Нет, но он полная сволочь.

Держиморда поганая… Прикинь, Гриша, они не собираются заводить уголовного дела. Он считает, что это несчастный случай.

Или ты от них другого ожидал?. Главное то, что мы знаем — это не случайность, а покушение… Я всю дорогу думал, и всё сходится на одном субъекте. Ты, Григорий, никогда его не любил. И я уверен, что это он организовал убийство Новеллы Семеновны. И тебя, Юлий, он уже заказал! Горский сказал это и пожалел… Адвокату было всего тридцать с небольшим. И последнее десятилетие он работал при Зелинском. Иногда Гриша был правой рукой банкира, а чаще — левой. Это так — юрист, друг и помощник по особым поручениям… Короче, Горский отлично знал характер шефа.

После фразы о заказе на него, Зелинский реально испугался. Он сник, скис и почти потух. Банкир вялыми шагами прошел в угол и сел в кресло, в которое недавно швырнул телефон… Он пытался найти аргументы и факты против этой страшилки.

Как это так — его заказали?. И почему вдруг злодей — это он, Марк Серебров? Но не до такой же степени… Серебров не способен на убийство женщины. Как ты его ласково назвал — Марк Ефимович. И это не только перевод его фамилии. Тут намек на пирата с попугаем. Они совсем с Серебровым не похожи.

Они оба жадные, оба жестокие и оба без тормозов… Они за пиастры мать родную удавят. А уж тебя убить, так это Марку раз плюнуть… Его давно надо сажать — закон один для всех! Адвокат Горский опять испугал шефа. Но сейчас он сделал это намеренно… Это такая юридическая тактика. Сначала надо загнать клиента в угол, взволновать его до предела, а потом показать выход… Пусть не самый удобный, но выход!

Григорий действовал так смело потому, что Зелинский во всей этой ситуации должен был чувствовать свою вину… Несколько месяцев назад Юлий Семенович отправил Гришу в Карловы Вары. У молодого адвоката засели камни в почке, и шеф решил вылечить друга… Молодец! Но перед поездкой в санаторий Горский предупредил — никаких документов без него не подписывать… А через день к Зелинскому с очень выгодным договором подкатил Марк Серебров.

Всё казалось очень прозрачным, и банкир подписал все бумаги, включая приложения, написанные мелким шрифтом. Когда Гриша Горский вернулся в Москву и прочитал договор, он схватился за голову и почувствовал, что волосы стоят дыбом… Договор содержал положение, что в случае смерти Зелинского его бизнес переходит его наследникам.

А при отсутствии таковых — к Марку Сереброву. Теперь надо ожидать второй… Гриша подошел к серванту, достал бутылку виски, откупорил и налил в стаканы по две хороших дозы. Мне надо в офис. Гриша позвал Вадима, который ожидал в гостиной и делал вид, что не подслушивает… Это был типичный секретарьреферент.

Его лицо было сосредоточенным, услужливым, улыбчивым. Самая большая особенность Вадима — его похожесть на шефа… Невысокий, полноватый, курносый с залысинами и крупными очками. Он быстро вошел и повернулся к Зелинскому, который стоял спиной и копался в своем сейфе. Поэтому задание Вадиму давал Гриша. В конторе скажи всем, что сегодня шефа не будет, а завтра он улетает не переговоры. Или в Париж, или в Токио… Одним словом — далеко и надолго! В этот момент Зелинский запер сейф, развернулся и протянул секретарю папку с документами… Вадим был взволнован.

Более того — он чуть не плакал.

на дискотеке в клубе лоцман познакомился

Я даже не знал, что вы опять улетаете!. Ничего не знаю — куда, когда, зачем… Все вопросы к Григорию Витальевичу. Он остается главным… Хотя, возможно, и он уедет… Действуй, Вадик! Найди внизу водителя — и. Секретарь взял папку, развернулся через левое плечо, быстро пошел к выходу… Через минуту Горский стоял у окна и смотрел, как по поляне пробежал водитель и шустро занял свое место… А потом появился Вадик.

В его фигуре и вялых жестах ощущалась не просто медлительность. От него исходила печаль и даже трагизм. Секретарь шел так, как будто это были его последние шаги по земле. Он уже двадцать минут лежал в холодной канаве и ругал необязательных клиентов… Нет, нормально! Киллер решил немного развлечься и снова позвонил заказчику.

Уже час лежу в мерзлой земле, а банкир чаи распивает. Онто в тепле, и над ним не каплет!. Идет к джипу… А вот и наш клиент… Ты, Ефимыч, не отключайся. Послушай гром и молнию. Иван аккуратно отложил сотовый в сторонку и взял в руки пульт… Пальцы плохо слушались, но ему не на рояле играть. Ему осталось всего одно действие… Нет, два! А клиент шел так, что машина его загораживала.

Морской свиток

Он засветился лишь два раза — у ворот и когда обходил лужу на дороге… Никаких сомнений! Водитель осторожно выехал с поляны на дорогу и стал набирать скорость, удаляясь от коттеджа Зелинского… Вот машина поравнялась с воротами на соседний участок, и Санько нажал кнопку. Джип подпрыгнул, вспыхнул синим пламенем, развернулся в воздухе и по инерции полетел. Но не прямо, а вбок, тараня соседские ворота… При столкновении с преградой взорвался бензобак, и через несколько секунд до Ивана дошла волна горячего воздуха.

Санько немного согрелся и взял трубку сотового. Это музыка — барабан с литаврами!. Вот так мы работаем!. А горит как приятно.

Морской свиток (Константин Могильник) / Проза.ру

Хоть на конкурс красоты посылай. Девчонки еще с девятого класса обсуждали такую возможность. Но это были невнятные мечты общего плана.

Они сразу же позвонили в эту фирму и там немного охладили их пыл. Секретарша с надменным голосом сообщила, что кастинг уже идет три дня и что девки валом валят… Она прямо так и сказала: Они и сами замечали, что многие другие девушки, мягко говоря — не без недостатков. У когото уши торчат, у когото походка косолапая, а у когото конопатость на всех частях тела… Мало в мире настоящих красавиц — раз, два и обчелся!

А скромная Тигра немного сомневалась, но в основном была согласна с подругой. Остаток дня они готовились к просмотру… Сначала баня, потом парикмахерская, а вечером — подбор выходных тряпок, включая купальники… Три часа они примеряли все это и крутились перед зеркалом.

Спать легли в час ночи, а будильник поставили на три тридцать… Рано утром Свечка с Тигрой топтались у бывшего Дома культуры, который располагался в бывшем дворце купца Ферапонтова. Они пришли почти на рассвете, но они не были первыми… Перед входом стояла организованная толпа девиц в виде очереди. Оказалось, что нервные претендентки занимали места еще вчера вечером. И тогда же среди девушек нашелся лидер — рыжая активистка, которая составляла списки и нумеровала пришедших. К Свечке с Тигрой тоже подошла эта рыжая и записала в конец списка.

на дискотеке в клубе лоцман познакомился

По ее команде они потянули ей руки и на их ладонях несмываемым маркером были написаны номера: Дело в том, что по слухам вчера успели просмотреть всего сто двадцать девушек. Ожидание стоило диких нервов!. Прием претенденток начался в 10 часов дня.

И если вчера девушек смотрело жюри из двух молодых мужчин, которых можно было привлечь красивыми глазками или свободными жестами, то сегодня всех принимала одна женщина — сорокалетняя Клара Юсова.

К середине дня девчонки узнали про нее всё!. Главное, что она незамужняя. А значит — или стерва, или зануда, или дура с неправильной ориентацией… Еще сказали, что эта дамочка — профессиональный режиссер. Одним словом — профи!. А еще девчонкам намекнули, что эта гражданка — великий специалист по таким конкурсам. Она на них собаку съела… Корифейка!

Ее специально пригласили, чтоб всё было, как в Париже… Но полный финиш был в том, что Юсова — москвичка! И значит, что она, как все столичные штучки, ненавидит провинциалок. После этих печальных известий начался всеобщий ужас. Все затрепетали и очередь уменьшилась сама собой… За Свечкой и Тигрой уже никто не занимал, а перед ними разошлись двадцатьтридцать неуверенных девиц.

Из тех, кто в глубине души считал себя неуклюжими уродками. И действительно — эта Юсова вела себя, как зверь в юбке. Милые девушки общались с ней всего десять минут, а выходили из зала измочаленные и с перекошенными лицами. Примерно в пять вечера Юсова объявила, что закроет контору ровно в семь!. Оставалось всего два часа на двадцать пять человек. Но мог сработать закон подлости… Встревоженные Свечка с Тигрой одновременно представили, как подходит их очередь и в тот же миг часы бьют ровно девятнадцать нольноль… И всё!

Они ворвались в зал без пяти минут семь!. И не по одной, как было указано Юсовой, а вдвоем!. Стол жюри был далеко, в конце зала. Тигра со Свечкой почти строевым шагом решительно шли вместе, держась за руки и прислоняясь плечом к плечу. Уставшая Клара Петровна совсем не была похожа на старую Грымзу или злую Фурию. Она смотрела на подруг спокойно, добродушно и с легкой заинтересованностью.

Примерно так, как дегустатор вина на очередные пару рюмок. Про вас такие слухи ходят — просто жуть!. Говорят, что вы провинциалок не любите и всех без ножа режете. Понятно, что беседу с Юсовой начала Свечка. Она всегда была не просто более смелая, но гдето даже немного бестактная и наглая… А Тигра но фоне бесшабашной Гореловой смутилась, склонила голову и вообще выглядела невинной девушкой. В глазах у Юсовой ярко мелькнули задорные искорки, но быстро погасли… В другой момент она дала бы отпор нахалке, но сегодня она устала.

Я сама из провинциалок… Почему вы вдвоем?. Так быстрее будет… Встаньте к окну поближе. Юсова подошла к девушкам и стала осматривать, как коней на ярмарке! Как рабынь перед сдачей в гарем! Она проверяла волосы, улыбку на все тридцать два зуба, изгиб спины, грудь и всё остальное, что можно осмотреть и ощупать. Тигра чуть не провалилась от стыда. Она хотела убежать, но не могла бросить подругу. Она принимала эффектные позы и улыбалась, как на рекламе зубной пасты. Для оценки общих параметров претенденток на корону Юсовой хватило пяти минут.

А потом я включу музыку, и попробуйте танцевать. Но только не вместе — каждая сама за себя… Начали! У Свечки получилась пародия на манекенщиц. Она шла ровно, как вешалка, и закручивала ноги, ставя их на одну линию… Всё правильно! Но с ее средними формами это получалось, как форменная карикатура. А Татьяна просто шла своей обычной походкой. Шла и симпатично улыбалась… Нормальный ход!

Если и не очень профессионально, то вполне красиво и мило. Когда началась музыка, они обе забыли об экзамене и танцевали от души. Очень хотелось отвлечься от этого дня, от нервного ожидания, от страхов и фобий… Они свободно кружились по залу, порхали и приплясывали. Закончили с балетом… Идите к столу… Я вас обеих запишу сразу на полуфинал.

Татьяна улыбнулась и сказала любимую фразу: Она вообще реагировала очень непосредственно. Почти взрослая девушка радовалась так, как радуется ребенок. И от восторгов Гореловой здесь почти минуту стоял звучный визг и грохот.

Юсова даже демонстративно закрыла уши. Тебя, кстати, как зовут? Это так по первым буквам сложилось. Она — Татьяна Игоревна Горелова. Полуфинал — это не победа. Туда попадет полсотни кукол.

У тебя поменьше, но тоже возможно… Пока всё не так страшно! Но если попадете в десятку, то за вас возьмется лично господин Любарский… Он возглавит жюри конкурса… Вот тут даже шустрая Свечка замкнулась… Про Любарского в городе ходили всякие слухи. Другие заместители мэра были нормальные — братались с криминалом, разводили семейственность, строили коттеджи, брали взятки разными способами… А Любарский отличался тем, что был слаб по женской линии.

При советской власти его бы разбирали на парткомах вдоль и поперек. А сейчас — свобода! Кого хочешь, где хочешь и сколько хочешь. В городе про Любарского ходило много баек.

Называли сотни имен тех, кто побывал в его постели. Его ругали, но не зло. В России этот грех легко прощают и мужчины и женщины.